Мне кажется, что не только меня постигло разочарование после просмотра польского фильма «Волынь», а много тысяч и наших и зарубежных зрителей, которые либо помнят трагические события тех лет, либо всерьез занимались изучением того периода, чтобы представить нынешним поколениям неопровержимую и объективную информацию о том, какую угрозу для человечества несет фашизм, в какую бы шкуру он не облачался. Фильм же, оставляет, к сожалению, впечатление, что его автор стремился полуправдой притушить в угоду польским покровителям и адвокатам украинского национал-фашизма гнев собственного народа, в памяти и сердцах которого остались неизгладимые шрамы от злодеяний бандеровских упырей. Не преминул конъюнктурный польский киношник лягнуть ногой и разрушенный СССР, как бы намекая европейскому зрителю, что не будь войны, поляков постигла бы та же самая участь, но от рук «советов».

Кинолента в заключительной части как бы осуждает террор украинских националистов, но в такой плоскости, чтобы не обидеть немцев, которые маршируя колонной мимо пожарищ даже «молча сочувствовали» жертвам звериного террора. А ведь режиссеру хорошо известно, что нацистские оккупанты специально сталкивали местное украинское и польское население, поручая при этом самую грязную и кровавую работу своим бандеровским опричникам, родной стихией для которых являются потоки человеческой крови. Тот же автор «Волыни» наверняка осведомлен из своих польских архивов о том, что начавшаяся на Украине волынская резня продолжилась и на территории Польши, куда бежали банды ОУН-УПА от наступавшей Красной Армии, что вместе с украинскими головорезами в их сотнях зверствовали эсэсовские палачи, отставшие от бежавших войск вермахта.

Я бы посоветовал режиссеру Войцеху Смажовскому прочесть книгу своего соотечественника Яна Герхарда «Luny w Bieszczadach» («Зарева в Бещадах»)— непосредственного участника операции «Висла» по ликвидации банд ОУН-УПА на Юго-Востоке Польши. Она бесценна тем, что основана на подлинных документах и личных наблюдениях автора (кстати, рекомендована министерством образования Польши для изучения в школах), которые обнажают нацистскую суть бандеровских извергов. Полагаю, что, ранее прочитав бы эту книгу, пан Смажовский несколько по другому бы смещал свои акценты в оценке причин развязанного террора против своего народа. Тогда, может быть, это вдохновит его продолжить киноповествование на эту тему, опираясь на историческую правду, а не на предвзятость польских политиков, навязывающих своему народу образ «внешнего врага» в лице России.

Не исключено, что и самому Смажовскому такая политика его властей и фальсификаторов истории помешала отделить зерна правды от антисоветских и русофобских плевел, что ярко демонстрируют его соотечественники Дзенчаловский и Корэйба на российских телеканалах, в открытую поддерживающих фашистский режим на Украине. Но, если режиссер исповедует такие же взгляды натовских агентов влияния, фактически оправдывающих нацизм, то, разумеется, диалог со своей совестью у пана не состоится.

А вот немалая часть польской общественности на раковую опухоль нацизма у своих границ реагирует не так как корэйбы, дзенчаловские и власть предержащие в Польше, которые подкармливают украинских нацистов — убийц поляков, не только деньгами и оружием, но и направляют своих граждан для участия в карательных акциях бандитов против собственного народа. Достаточно было даже поверхностно взглянуть на некоторые польские публикации в интернете, чтобы придти к выводу: не смотря на дезинформацию и фальсификацию исторической правды, поляки также ненавидят фашизм и бандеровщину как его связующее звено. Люди там на конкретных фактах и примерах убеждаются в том, насколько интеллектуально, морально и духовно ущербна нынешняя бандеровщина.

Об этом говорят прилагаемые польские иллюстрации в их социальных сетях интернета. Удивляет другое: тупость западных покровителей необандеровщины, забывших о менталитете этого ничтожества. Лживые, коварные, беспринципные и трусливые бандиты, сидящие на цепи их западных хозяев, будучи спущенными с цепи по команде «фас», как известно, в порыве их природной, зависти, ненависти ко всему и вся склонны к эксцессу исполнителя. А пока сидят на цепи — будут услужливо своим хозяевам драить полы, выносит из-под них горшки, угодливо кланяться и улыбаться. Но с камнем за пазухой.

Александр Олейник