Украина: в шаге от проклятий всего мира

09.04.2016 907
Тот, кто становится пресмыкающимся, червем,может ли затем жаловаться, что его раздавили

Иммануил Кант

 

Ненависть не приносит людям ничего, кроме ответной ненависти.

Али Апшерони

 

Могло ли человечество по завершению Нюрнбергского процесса и справедливого возмездия над фашистскими преступниками представить, что в той же Европе спустя несколько десятилетий ее небо затянет черный едкий дым горящих костров от автомобильных шин и книг классиков литературы, а землю будет сотрясать топот сапожищ в факельных шествиях неофашистов, громящих на своем пути духовное и историческое достояние народов?

Почему страны антигитлеровской коалиции Европы обходят гробовым молчанием, что Украина стала исповедовать осужденную Международным Трибуналом и ООН человеконенавистническую национал-фашистскую идеологию, которая уже реально воплощается в зверствах бандеровских отпрысков против мирного населения Донбасса?

Ответа на эти вопросы требует земля, на которой еще не утрамбован пепел жертв пожарищ Хатыни, Лидице и тысяч деревень и сел, где ступала нога эсесовских карателей и их бандеровских подручных. Ждет ответа стонущая и поныне земля под тяжестью праха от крематориев Освенцима, Майданека, Маутхаузена и других лагерей смерти, которая являлась основным механизмом нацистской индустрии по истреблению населения.

Под колокольный звон Бухенвальда на какое-то время над Европой разверзлись свинцовые тучи и перед миром предстало явление: над радужными сполохами неба из необозримой вселенной видно, как к земле приближается гигантский почти прозрачный ледяной монолит, который, замедлив движение, остановился на краю горизонта. И тогда глазам народов предстал светящийся внутри монолита Образ Героя-великомученика,- великого сына русского народа генерала Дмитрия Карбышева, заживо превращенного гестаповскими палачами в лагере смерти Маутхазене в ледяную глыбу. Этот ледяной колосс вдруг заговорил на понятном всему человечеству языке. Что же нарушило вечный покой этого Героя и побудило его вернуться на землю и поговорить с ныне живущими людьми от имени 50 миллионов жертв гитлеровского фашизма?

Логически связанная с реальностью эта аллегория дает сегодня нам право не только на ассоциативное сравнение, а уже на очевидное восприятие фактов надвигающейся трагедии для всего мира. Поэтому виртуальное явление народам Образа жертвы фашистского террора, должно восприниматься как назидание от упомянутых выше миллионов жертв ныне живущим поколениям и проклятие тех, кто разжег костер нацизма, языки пламени которого начинают лизать одно за другим государства сытой, бессердечной, беспечной и утратившей бдительность Европы.

Нет! Не могут спокойно почить в могилах наши деды и прадеды, отцы и матери, братья и сестры, погибшие на полях сражений с гитлеровцами, замученные в гестаповских застенках и растерзанные бандитами ОУН-УПА мирные жители Украины, России, Белоруссии и Польши. Их разбудил топот выползших из схронов бандеровских нелюдей в американских берцах и истошные выкрики доморощенных гитлерюгендов на гитлеровский манер «слава Украине» — «героям слава», «смерть ворогам» идущих с факелами и нацистской символикой колоннами по улицам столицы (!!!), когда-то носившей звание «города — героя». Их могилы и памятники с позволения властей безжалостно, с упованием садистов разрушают и уничтожают озлобленные оболваненные отморозки, которые являются костяком нынешней украинской армии, личный состав которой воспитывается на «боевых» традициях карателей «Нахтигаля», дивизии «SS Галичина» и банд ОУН-УПА. Их ненависть, жестокость и моральное и духовное уродство сполна испытали на себе жители Донбасса, вина которых состоит лишь в том, что они не хотят жить в стране, исповедующей национал-фашизм.

Не только Украина, как государство, но и ее народ должны дать ответ явившемуся Образу и покоящимся с ним миллионным собратьям: не должны ли они понести солидарное наказание за зверское убийство нацистами мирных граждан, заживо сожженных в Доме Профсоюзов в Одессе? Понятно, что от Порошенко и Гройсмана, ни от косноязычного бандита Парубия, бандеровского фюрера Тягныбока, трусливого и алчного Яценюка ответа мы не получим (они и их опричники, вне всяких сомнений, за совершенные преступления предстанут перед международным трибуналом), а вот государство, именуемое Украиной, вместе с ее нацистской атрибутикой и ее идеологией, как разгромленная фашистская Германия, должна по полной программе понести ответственность не только за возрождение фашизма, но и за то, что она превратилась в звено международного терроризма. Фактически это нужно расценивать не иначе как объявление Украиной войны всему миру.

Государство — преступник? Пока такого определения в международном праве нет. Но ведь назревающий альянс нацистской Украины с ИГИЛом уже становится очевидным. А далее последует и обмен «боевым» опытом террористических банд: бандеровцам — пояса шахидов, а игиловцам — искусство вспарывать животы беременным женщинам с зашиванием туда живых кошек. То есть, не с пустым багажом (почти 200 способов пыток и умерщвления жертв) звериной ненависти и жажды человеческой крови бандеровские вурдалаки готовы слиться с такими же фанатичными убийцами ради решения геополитических амбиций американских боссов, вскормивших и выпестовавших новую разновидность фашизма.

Какое название ему дадут политики и историки — дело ближайшего будущего. И, по всей видимости, они будут исходить из общего для Украины и ИГИЛа критерия: как на государственном, так и в повседневном — общественном, религиозном и бытовом уровнях, где на первом месте будет стоять культивирование ненависти.

Она, ненависть, настолько органично вписалась в организм Украины, что буквально за несколько лет приобрела характер ментальности (формирующейся столетиями) нации этой страны. Она тотальна, всепроникающая, — от детских яслей и школяров, выряженных в вышиванки — до пьяного завшивевшего в окопах карателя, посыпающего вместе с пулеметными очередями проклятия в адрес «клятых москалей». Эта ненависть на правах «божьего слова» вошла в проповеди священников-раскольников, обрызгивающих якобы святой водичкой танки и орудия и озверевших от запаха человеческой крови убийц т.н. батальона «Азова». Она уже востребована как воздух, как дыхательная смесь, как атмосфера, в которой уже немыслима жизнь без ненависти одного к другому по политическим, национальным и религиозным признакам. Вот поэтому всё и вся ненавидящий народ с легкостью выпустил свои, впитавшие с молоком матери ненависть чада на майданы, где вприпрыжку эти бандерюгенды уже осознанно выкрикивали нацистские лозунги и призывы отправить «москалей на ножи». И, как логический результат,- с майдана на братоубийственную бойню!

Вот почему народы других стран имеют моральное право заклеймить такой народ как соучастника преступления, потому что он превратился в жалкое существо по определению, поскольку не найдя в себе воли и мужества решительно пресечь попытки возрождения фашизма, бороться за лучшую жизнь, с тупым, скованным страхом равнодушием позволил набросить на себя ярмо рабства. Он, народ, как глупец, ослепленный гневом и ненавистью, стал рабом этих пороков. В пылу бешенства, затмевающего разум, он уже не отдает отчет тому, что творит, и не осознает, что ненависть к другим народам и странам и его подлые поступки ему же обернутся во зло. Украина, как и, к сожалению, немалая часть его народа забыли давно известную человечеству истину, что: легко превратить друга во врага, трудно превратить врага в друга.

Сегодня уже никто (ни оракул, ни политик) не сможет предугадать, какой исторический срок понадобится для того, чтобы затянулись кровоточащие язвы у народов Донбасса, Крыма, России, да и у тех же европейцев чувство неприязни к Украине и ее народу, по вине которых многие страны страдают от безумных санкций, навязанных теми, кто взращивал украинского нацистского монстра. Скольким нужно родиться поколениям, что бы у них была стерта память о преступлениях этого режима, по вине которого страна покрылась сотнями тысяч могил убитых от бандеровских пуль и снарядов мирных жителей и воинов-антифашистов, умерших преждевременно от болезней и нищенского существования граждан?

Пока же, как бы не приходилось сожалеть, политические элиты мирового сообщества приближаются к повторению печальных уроков 30-х годов минувшего столетия, когда можно было в зародыше уничтожить расползающиеся по Европе метастазы немецкого фашизма. Настораживает та же их слепота, и нерешительность взять в руки скальпель, чтобы удалить из организма вот-вот готовый лопнуть аппендикс, каким стала Украина для Европы. А последняя, как стареющая путана, выполняет любое требование заокеанского сутенера и в рабском стремлении угодить ему уже не в состоянии услышать голос трезвого смысла. Как и то, впрочем, их непонимание того, что какие-либо компромиссы, увещевания и договоры с марширующими под нацистской символикой украинскими фашистами недопустимы.

А какое должно быть отношение к такому народу, который без боя сдал фашистам свою столицу, привел к власти матерых националистов, махровых воров и аферистов? Можно ли вести речь хоть о малейшем уважении к гражданам этой страны, громящих толпой российские дипломатические представительства под теми же бандеровскими призывами в защиту садистски — убийцы Савченко, к тем, кто, трусливо озираясь, распинается в своих симпатиях к томящимся в хунтовских застенках борцам с преступным режимом?

Какой бы оскорбительный ярлык на автора этих строк ни навешивали адепты национал-фашизма, но они должны зарубить на носу, что их преступные действия подорвали доверие в мире не только к Украине как государству, но и к ее народу, проявившему неспособность защитить и отстоять даже самое себя. И прежде чем рваться в Европу пусть эта нация завистливых, озлобленных горшкомоев поучится у тех же греков, французов и презирающих их поляков, как нужно отстаивать свои человеческие права.

Поэтому весьма справедливо зреющее в мировом сообществе мнение о том, что Украина — умирающее государство с умирающими ее гражданами. Как и то, что нарастающий гнев к ним перерастет в справедливое требование о солидарной ответственности государства и ее народа за то, что они потревожили вечный покой, убиенных во Второй Мировой войне жертв фашизма.